Анекдоты

Пpишли в баню депутат, бизнесмен и челночник.
Разделись, и у всех тpоих до колен: у депутата – язык, у бизнесмена – пузо, у челночника – pуки.

 

Попали на необитаемый остров 300 мужчин и 1 женщина. Через месяц женщина сказала:
– Так нельзя! – и повесилась.
Через неделю мужики сказали:
– Так нельзя! – и закопали труп.
Ещё через неделю они сказали:
– Так нельзя! – и откопали.

 

Тихое раннее утро. На берегу реки сидят три рыбака. К одному подплывает лягушка и шепотом спрашивает:
– Клюет?
Рыбак (шепотом):
– Нет…
Она ко второму подплывает:
– Клюет?
– Нет…
К третьему:
– Клюет?
– Т-с-с… Клюет…
Лягушка с шумом откидывается на спину и орет:
– А мне по фигу! Я здесь плаваю!

 

Июль. Жара. Внуково. Рейс Москва — Одесса. Рейс по непонятным причинам задерживается, самолет уже битый час стоит на летном поле, пассажиры сидят в салоне, тихо матеря весь Аэрофлот вкупе с ближайшими родственниками экипажа, вяло отгоняя назойливых мух и одуревая от духоты. Зато мимо них живенько снуют чем-то озабоченные стюардессы, по полю бегают аэродромные служащие — полная неразбериха и бардак, слышны их крики и ругань. Потом, наконец, кто-то из стюардесс громко спрашивает на весь салон:
– Пассажиры! Кто сдавал в багаж ЛЫЖИ? Пассажиры! Повторяю: кто сдавал в багаж ЛЫЖИ?!!
Люди начинают переглядываться и тут замечают мирно дремлющего на месте 13Б субъекта характерной одесской внешности неопределенного возраста. Стюардесса подходит к нему, осторожно будит:
– Простите, это случайно не вы везете лыжи?
Мужчина, открывая глаза:
– Да, я, а шо такое?
– Извините, там такая проблема. Мы, кажется, потеряли одну лыжу, но вы, пожалуйста, не волнуйтесь, мы сейчас ее найдем, не беспо….
– А кто вам таки сказал, шо я везу ДВЕ?

 

Ангус Макдональд приехал учиться из Шотландии в английский университет, где его поселили в одной комнате с еще двумя студентами. Когда он прожил там с месяц, к нему приехала мать, чтобы навестить его:
– Ну и как тебе эти английские студенты, Дональд?
– Мама, они такие ужасные, шумные люди! Тот, который с этой стороны, всю ночь без перерыва колотится головой о стенку, а с этой стороны кричит и кричит, и так каждую ночь.
– Ах, Дональд, как же ты уживаешься с этими ужасными шумными англичанами?
– Мама, я ничего не делаю. Я их просто игнорирую. Сижу тут всю ночь и играю на своей волынке.

 

– Сынок, сходи к соседям, попроси молоток.
– Пап, говорят нету.
– Вот жиды проклятые! Ладно, неси наш.

 

Южный штат. По дороге с бешеной скоростью летит феррари. Шерифу едва удается обогнать машину и остановить нарушителя. За рулем туповатая блондинка.
Шериф (в предвкушении развлечения):
– Леди, с вас штраф за превышение скорости!
Блондинка (недоуменно хлоп-хлоп ресницами):
– Превышение чего?
Шериф (ехидно):
– Скорость это расстояние, которое вы проехали, деленное на время, за которое вы его проехали.
– Откуда вы знаете расстояние, которое я проехала? Следили за мной от дома? Знаете, где я живу?
– Я не знаю, где вы живете.
– Но вы же сами признались, что замерили расстояние, которое я проехала, и поделили его на чего-то там! А я еду из дому!Шериф (утомленно):
– Скорость в машине показывает спидометр! Я ехал за вами и смотрел на спидометр. Вы превысили допустимую скорость!
Блондинка (недоуменно):
– Что такое спидометр?
Шериф (раздраженно):
– Посмотрите перед собой на этот кружок. Видите, на нем стрелка. Когда вы ехали, эта стрелка была за этой чертой!
– Откуда вы это знаете? Вас же здесь не было! Я должна срочно позвонить своему адвокату!
Шериф (обречено):
– Звоните.
Блондинка звонит. Кричит в трубку:
– Жорж. Я на шоссе номер девять. Срочно выезжай! Меня остановил незнакомый мужчина, он сознался, что незаконно преследует меня от самого дома и, более того, установил в моей машине какую-то гадость, которая видит все, что у меня делается. А теперь вымогает деньги!
Шериф (представив себе всю тягомотину с дурой-блондинкой, судом и адвокатом, испуганно):
– Леди, извините, я вас с кем-то спутал. Вы свободны.
Блондинка показала на прощание оскорбительный жест средним пальцем,демонстративно утопила педаль газа до полика, рванула с места, так что асфальт закипел и умчалась.
Шериф (задумчиво):
– И кто же из нас двоих тупая блондинка?

 

– Алло, скажите, а Ицек дома?
– Hет, вы знаете, его нет! Может, ему что-нибудь пеpедать?
– Пеpедайте ему, пожалуйста, десять pублей, я должен!